Поиск по сайту

Опрос

Владеете ли Вы информацией о платных услугах, предоставляемых Речицкой ЦРБ? Если Да - откуда узнали?
 
Архиепископ Лука: вклад в науку
Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), исповедник, архиепископ Красноярский и Крымский (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий; 27 апреля (9 мая) 1877, Керчь — 11 июня 1961,Симферополь) — профессор медицины и духовный писатель, епископ Русской православной церкви; с апреля 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский. Лауреат Сталинской премии первой степени (1946). Выдающийся врач-хирург, практикующий в советских клиниках, и одновременно иерарх Русской Православной церкви. 

 

Вклад в науку 

 

Достижения в медицине 

 

В гнойной хирургии 

Монография святителя стала настольной книгой врачей. До эпохи антибиотиков, когда не было другой возможности бороться с гноем, кроме хирургической, любой молодой хирург, имея эту книгу, мог осуществлять операции в тяжелых условиях провинциальной больницы. Даже не зная, что книга написана епископом, нельзя не заметить, что ее писал человек, с большой любовью относящийся к больным. В ней есть такие строки: «Приступая к операции, надо иметь в виду не только брюшную полость, а всего больного человека, который, к сожалению, так часто у врачей именуется „случаем“. Человек в смертельной тоске и страхе, сердце у него трепещет не только в прямом, но и в переносном смысле. Поэтому не только выполните весьма важную задачу подкрепить сердце камфарой или дигаленом, но позаботьтесь о том, чтобы избавить его от тяжелой психической травмы: вида операционного стола, разложенных инструментов, людей в белых халатах, масках, резиновых перчатках — усыпите его вне операционной. Позаботьтесь о согревании его во время операции, ибо это чрезвычайно важно»." 

К сожалению, работы профессора Войно-Ясенецкого на сегодняшний день всё ещё не систематизированы. Современные авторы ограничиваются преимущественно краткими оценками его роли в гнойной хирургии. К 1917 году Войно-Ясенецкий предстает сложившимся, опытным хирургом, организатором здравоохранения и педагогом, широко оперировавшим больных с заболеваниями желчных путей, желудка и других органов брюшной полости, с успехом работал в таких областях хирургии как нейрохирургия и ортопедия. Это был ученый, готовый к крупным и объективным исследованиям и анализу. Прочтение работ Войно-Ясенецкого призывает объективно констатировать те современные хирургические области и направления, в которых он представлен как известным, так и еще нами не раскрытым современным исследователям. А именно: теория клинического диагноза, медицинская психология и деонтология, хирургия (включая общую, абдоминальную, торакальную, урологию, ортопедию и другие разделы), военно-полевая хирургия и анестезиология, организация здравоохранения и социальная гигиена. 

Войно-Ясенецким точно представлен знаковый анализ и дано логическое мышление, показана фактическая семиотика хирургического диагноза. Он является примером положительной личности, честности, открытости и доверительных отношений, чей взгляд на деонтологию в хирургии практически исследователями не изучен. Яркий след он оставил в анестезиологии, по проблеме регионарной или областной анестезии. Хорошо известен вклад Валентина Феликсовича в хирургию мягких тканей, челюстно-лицевую хирургию, онкологию и в хирургию острых воспалительных заболеваний органов брюшной и грудной полостей. Пожалуй, самые важные «патологические области», в терапии которых профессор Войно-Ясенецкий сыграл свою уникально выдающуюся роль и поэтому, как дирижер, продолжает жить на сцене ургентной хирургии сегодняшнего дня, это — перитонит и остеомиелит. 

Валентин Феликсович, не соединяя свои понятия в «формулу», обоснованно дал свою классификацию, и мы ее можем выразить так: гнойный перитонит: ограниченный, разлитой, общий. Он писал: «Термин „диффузный перитонит“ надо поэтому понимать лишь в смысле отсутствия препятствий к распространению гноя, но никак не в смысле пространственной неограниченности. Смешение понятий „диффузный“ и „общий“, весьма часто имеющее место, ведет к путанице, неточностям и даже к полной непригодности некоторых статистических данных и основанных на них выводов». 

Из «важнейших» классификаций гнойного перитонита (по распространенности), используемых в современной практике, её запросам отвечает в большей степени классификация В. С. Маята и В. Д. Федорова: гнойный перитонит: I. Местный: А — Ограниченный, Б — Неограниченный; II. Распространенный: А — Диффузный, Б — Разлитой, В — Общий. Не конкретизируя характер и площадь распространения перитонита (даже скорее с их учетом) в данной классификации, можно сказать, тем более, если убрать «диффузный», что она базируется именно на классификации Войно-Ясенецкого. Кроме этих «классификационных разработок» Войно-Ясенецкого, важнейшим его отношением к проблеме гнойного перитонита остается «Усердное изучение бактериологии перитонитов…» В целом оно характеризуется так: тяжелый гнойный перитонит может быть вызван любым микробом и их ассоциацией с преобладанием кишечной флоры. Несомненно, Войно-Ясенецкий находился на острие научной мысли, современные последователи многократно пытались доказать вышесказанное, уточняя резорбтивную и экссудативную функцию перитонеума при гнойных перитонитах. 

Роль Войно-Ясенецкого в хирургии остеомиелита является настолько яркой, пионерной и передовой, насколько возможно представить это сегодня, несмотря на компьютерные и реанимационные технологии. Все последующие работы отечественных и зарубежных авторов, по сути, лишь детализировали и совершенствовали результаты его труда: «Одна из характерных черт остеомиелита ребер состоит в том, что болезнь, начавшаяся довольно легко, потом становится тяжелой и надолго затягивается»; «Удаление хрящей начинают на костной части ребер, на которых делают поперечный разрез надкостницы, на 1-2 см отступя от линии соединения с хрящом»; «Лечение (гнойного сакроилеита) должно состоять в резекции крестцово-подвздошного сочленения»; «Оставлять невскрытым костномозговой гнойный очаг, мы считаем, невозможным…»; И другие положения. 

Становятся понятными два главных, стратегических и современных принципа хирургического лечения заболеваний по Войно-Ясенецкому, а именно: профилактическое и радикальное вмешательство. Изменились лишь технические, некоторые биологические и общемедицинские подходы к ним. 

Таким образом, роль Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого в современной клинической хирургии является выдающейся. Актуальными и полезными станут работы ученых по дальнейшему изучению его наследия.

 

В лечении печени 

В «Очерках гнойной хирургии» абсцесс печени классифицируются как септицемические, ангиохолитические, венозные и тропические. В настоящее время помимо данных видов выделяют еще посттравматические и контактные абсцессы печени. 

По его мнению, септицемические абсцессы печени — всегда множественные, мелкие, иногда сливающиеся в более обширные. Ангиохолитические абсцессы (сейчас их принято называть холангитическими или холангиогенными) начинаются вследствие гнойного воспаления стенок желчных протоков. При этом определяется большая застойная печень, пронизанная круглыми, неправильной формы абсцессами, часто сливающимися и объединяющимися между собой в так называемые ареолярные абсцессы. Венозные абсцессы развиваются вследствие портальной пиемии. Источником инфекции может быть любой гнойный процесс в органах брюшной полости, отток крови от которых идет в бассейн воротной вены. К тропическим абсцессам В. Ф. Войно-Ясенецкий относил дизентерийные и амебные. В настоящее время к данной группе некоторые авторы относят описторхозные абсцессы и нагноившиеся эхинококковые кисты. 

По мнению современных клиницистов, имеется необходимость выделять посттравматические абсцессы печени, которые возникают достаточно часто после тупой травмы живота с разможжением ткани печени или ушивания ее после значительных разрывов. Эти абсцессы обычно одиночные, больших размеров, неправильной формы, повторяющей линию разрыва, они характеризуются длительным и тяжелым течением вследствие наличия нежизнеспособных тканей в полости очага. Выделяют также контактные абсцессы, которые развиваются при прямом распространении инфекции из гнойного очага в прилежащих тканях, например из паранефрального абсцесса. 

Диагностика абсцессов печени во времена профессора Войно-Ясенецкого базировалась, в основном, на клинической картине заболевания и немногочисленных инструментальных методах. К наиболее постоянным симптомам Войно-Ясенецкий относил боль и увеличение печени. Боль — обычно тупая, больные ощущают чувство давления. При глубоком вдохе она усиливается, выявляется иррадиация в правое надплечье. Увеличение печени нередко проявляется выпячиванием ее в виде горба или увеличением объема правой стороны груди и расширениеммежреберных промежутков. При абсцессе левой доли инфильтрат обычно бывает в эпигастрии. Абсцессы заднего края печени выявляются лишь при тщательной перкуссии. 

К непостоянным и редким симптомам Валентин Феликсович относил лихорадку и желтуху. Лихорадка может быть самой разнообразной: ремиттирующей, постоянной, неправильной, невысокой и длиться неделями. Желтуха выявляется редко. 

Исследование крови, по данным В. Ф. Войно-Ясенецкого, достоверных результатов не дает, лишь в половине случаев выявляется лейкоцитоз. Из инструментальных диагностических методов выявления абсцессов печени В. Ф. Войно-Ясенецкий пользовался пробным проколом и рентгеновским исследованием. Пробный прокол не всегда давал положительный результат, часто приходилось делать несколько проколов для выявления очага гноя, а в случаях множественных абсцессов слепые проколы не всегда могли выявить полную картину заболевания. Кроме того, наблюдались осложнения пробного прокола: внезапная смерть, занесение инфекции в брюшную полость, кровотечение, повреждение легкого и ободочной кишки. 

Рентгеновская диагностика того времени позволяла распознавать абсцессы печени во многих случаях. Она базировалась на трех основных рентгеновских симптомах: увеличении тени печени, ограничении подвижности диафрагмы и ее высоком стоянии и на трех дополнительных: закрытии реберно-диафрагмального синуса, добавочных тенях, грудных симптомах. Добавочные тени могут быть в виде сгущения тени печени на месте абсцесса или в виде круглых выпячиваний над границами этой тени. Большое значение имеет тень от сопутствующего реактивного плеврита. В редких случаях анаэробной инфекции может быть видно газовое пятно над уровнем гноя в абсцессе. 

Скудный арсенал диагностических методов обследования, несмотря на хорошее знание клиники заболевания не позволял хирургам выявлять абсцессы печени в ранние сроки. Чаще приходилось сталкиваться с запущенными случаями. Войно-Ясенецкий приводит три примера абсцессов печени, во всех случаях больные погибли вопреки проведенному оперативному лечению. Вот описание одного из них от 1936 года: 

"Мирза К., 20 лет, болен около 4 месяцев, но о начале болезни дает очень сбивчивые и неясные показания, и лишь с некоторой вероятностью можно предположить, что дело началось с аппендицита. Во всяком случае больной утверждает, что 4 месяца тому назад он был совершенно здоров. Теперь у него имеется огромное скопление гноя в области печени, во многих местах кожа выпячена и определяется очень ясная флюктуация. Границы гнойной опухоли — на нижнем крае IV ребра, снизу — на 2 пальца ниже уровня пупка. Общее состояние больного очень плохое; он слаб и сильно истощен, пульс малый, температура 38,7°. 8/IV операция под эфирно-хлороформным наркозом. Через разрез спереди выпущено очень много густого гноя почти без запаха, с очень обильными свертками фибрина. После операции состояние больного временно заметно улучшилось, но затем огромная гнойная полость и раны приняли очень дурной вид и стали издавать чрезвычайное зловоние; больной слегка лихорадил (37,5—38°), быстро истощался и 29/IV умер. На вскрытии в печени найдено много абсцессов величиной от лесного ореха до мандарина. Червеобразный отросток сильно изогнут в нескольких направлениях и фиксирован прочными сращениями." 

Основным способом лечения абсцессов печени Войно-Ясенецкий считал вскрытие их полости оперативным путем. В «Очерках гнойной хирургии» он подробно описал виды доступов в зависимости от локализации абсцессов. Поскольку они иногда имели множественный характер, а выявлялся и вскрывался только один из них, операция часто не приносила успеха и больные погибали от прогрессирования и осложнений гнойного процесса. 

За время с момента публикации «Очерков гнойной хирургии» многое изменилось. Благодаря использованию в медицине достижений микробиологии, физики, химии, появились дополнительные методы диагностики, разработаны новые способы лечения, появился ряд работ, в которых предлагаются новые способы доступа и дренирования абсцессов печени, в том числе и осложненных прорывом в грудную, брюшную полости и в полые органы. Кроме того, описываются случаи радикальных операций — резекции сегмента, доли по поводу хронических абсцессов. Но основные законы лечения гнойных заболеваний со времён Войно-Ясенецкого остались прежними. 

В настоящее время в лечении абсцессов печени, помимо оперативного пособия и антибактериальной терапии, используются гемосорбция, экстракорпоральная мембранная оксигенация,гипербарическая оксигенация, озонотерапия. Данные способы не могут быть использованы в качестве самостоятельных, но при их дополнении к основным заметно улучшаются результаты лечения. В настоящее время помимо оперативного лечения, предложенного В. Ф. Войно-Ясенецким, применяют пункции полости абсцесса с эвакуацией гноя под контролем УЗИ, дренирование полости, регионарную антибактериальную терапию. 

 

В анестезии 

Регионарная анестезия по Генриху Брауну предполагает точное попадание иглой с новокаином в необходимый при данной операции нервный ствол. Но этот метод оказался не так прост. Далеко не ко всем нервным стволам существуют удобные подходы. Регионарная анестезия потребовала от хирургов глубокого знания топографической анатомии, где и как проходят нервы, ведающие чувствительностью того или иного участка тела. Валентин Войно-Ясенецкий принялся утверждать этот метод в российской хирургии. Искал и находил все новые и новые подступы к нервным стволам, анестезия которых позволяла сразу обезболить большую поверхность тела. 

Он обнаруживает прием, как подобраться с иглой к седалищному нерву при выходе из таза — после одного укола вся нога теряет чувствительность. В дальнейшем он пришел к открытию, что одна инъекция в так называемый средний нерв, приведёт к потере чувствительности кистью руки. Третье открытие пришло после того, как ученый промерил 300 человеческих черепов, в результате стало ясно, где удобнее всего вводить новокаин и алкоголь в тройничный нерв. Весной 1949 года Валентин Феликсович едет в Москву, где собирает материалы для нового издания «Регионарной анестезии», которого, однако, не написал по причине ухудхавшегося зрения.  

 

Оценка его работ современниками 

На первом научном съезде врачей Туркестана (23-28 октября 1922 года он выступил с четырьмя большими докладами, где делился с коллегами своим богатейшим хирургическим опытом. Поведал собственные наблюдения и выводы о хирургическом лечении туберкулеза, гнойных воспалительных процессов коленного сустава, сухожилий рук, рёберных хрящей. Нестандартные решения вызывали в прениях бурные споры. Также профессор рассказал о своём способе операции при абсцессах печени. Пытаясь изучить механизм возникновения нагноительных процессов в реберных хрящах после сыпного тифа, Войно-Ясенецкий совместно с врачом-бактериологом Гусельниковым проводит исследования, которые позволили ему с трибуны I съезда врачей Туркестанской республики в октябре 1922 года пророчески предсказать, что «в будущем бактериология сделает ненужными очень многие отделы оперативной хирургии». 

Он предложил немало идей использования климата Средней Азии в лечебных целях. Впервые в республике Войно-Ясенецкий сообщает о поразительных результатах лечения костного туберкулеза, достигнутых солнцелечением в высоких горах, и считает, «что в столь близких от Ташкента Чимганских горах условия для солнцелечения нисколько не хуже, чем в Швейцарии. Должны быть использованы и могучие по действию грязи в Молла-Кора и Яны-Кургане и купания на Аральском море». 

Блестящий мастер хирургических операций на органах зрения, предложивший свою оригинальную методику удаления слезного мешка, он обращается к делегатам съезда со страстным призывом, направленным на действенную борьбу с распространенной среди местного населения трахомой — основной причиной слепоты: «Было бы делом огромной важности организовать очень кратковременные курсы для врачей, на которых они познакомились бы с производством разреза роговицы… выпущенном слезного мешка и пересадкой слизистой на веко. Эти 3 операции вполне доступны каждому практическому врачу в самых глухих углах». 

Оба предложения профессора Войно-Ясенецкого нашли свое отражение в резолюции I научного съезда врачей Туркестана, профессорам Турбину и Войно-Ясенецкому было поручено составить краткое практическое руководство для врачей по глазным болезням. 

Есть малоподтверждённые сведения, что именно профессор Войно-Ясенецкий совершил первую в нашей стране пересадку почки.

Во время архангельской ссылки Войно-Ясенецкий узнает, что его хозяйка Вальнёва лечит гнойные раны специальными, приготавливаемыми ею мазями, называемыми ею катаплазмами в которые входят земля, сметана, мед и кое-какие травы. Профессор Войно-Ясенецкий удивлён использованием в почвы в медицинских целях и просит родных прислать тематические справочники о составе почвы. Большинство авторов видит в почве только среду, содержащую опасных возбудителей столбняка и сибирской язвы. Сама по себе земля по отношению к человеческому организму представляется нейтральной. 

И вдруг хирург обнаруживает, что в почве есть вещества, действующие аналогично половым гормонам. Вещества эти, если их ввести в рацион молодых животных, резко повышают их рост. Гормоны почвы поразительно стойки, остаются неизменными при +120С, после того как большинство бактерий погибает. Возможно, именно они и помогают организму справиться с болезнью. Профессор видел случаи успешного лечения так называемые торпидные язвы, фурункулы, карбункулы, ожоги, воспаления надкостницы, всевозможные абсцессы. Профессор осматривает больных и следит за развитием болезни, отбирает наиболее трудных запущенных больных, следит за действием повязок, фиксирует результаты. 

Заинтересованность Войно-Ясенецкого легко понять, так как в то время в распоряжении врачей не было не только антибиотиков, но и сульфамидных препаратов, медики не слыхали ни острептоциде, ни о сульфидине. Врач на каждом шагу капитулировал перед гноем. 

У Войно-Ясенецкого опять появляется идея проекта крупного научно-исследовательского института, специализирующегося на исследовании гнойной хирургии и терапии. Киров в 1932 годувызывал его в Ленинград и обещал дать институт — в обмен на сложение рясы. Но от такого варианта Владыка Лука отказался. Он пытался добиваться этого в Москве в 1934 году, но на предложения ссыльного профессора никто не ответил. Вернувшись в Ташкент, он выписал к себе Вальнёву и продолжил опыты. Один из профессоров-хирургов публикует статью «Медицина на грани знахарства», в которой назвал катаплазмы «опасным знахарским средством». После такой статьи должны были последовать репрессивные меры, но произошло событие, которое изменило, пусть и на время, мнение о Войно. На Памире во время альпинистского похода заболел бывший личный секретарь В. И. Ленина Н. Горбунов. Состояние его оказалось крайне тяжелым, все были в смятении, из Mосквы о его здоровье лично запрашивал В. М. Молотов. И тут вспомнили про опального профессора. На самолете его доставили из Ташкента в Сталинабад. Больного удалось спасти. Профессора стали приглашать на консультации, разрешили читать лекции для врачей. Он продолжил снова опыты с мазями Вальневой. Более того, ему разрешили выступить на страницах газеты с опровержением клеветнической статьи «Медицина и знахарство». 

К сожалению, вскоре наступил 1937 год, и профессор был вынужден прекратить свои опыты: его арестовали. Дальнейшая судьба В. М. Вальневой неизвестна. А работу с катаплазмами по бюрократическим и политическим мотивам вскоре запретили. 

Во время работы в военном госпитале в Красноярске, Валентин Феликсович разработал новые операции и, в частности, резекцию суставов. Разработанная им новая хирургическая тактика при остеомиелите крупных суставов — резекция сустава с исходом в анкилоз, распил пяточной кости и другие — спасала конечности солдат. Его деятельность была отмечена грамотой и благодарностью Boeнного совета Сибирского военного округа. 

В Тамбовском военном госпитале его нагрузка была колоссальной: в 67 лет он писал по восемь-девять часов в сутки и делал четыре-пять операций ежедневно. В Крыму его не сразу допустили к работе в больнице. Администрация и коллеги были недовольны тем, что Владыка под медицинским халатом носил рясу и крест. Ему не позволили читать лекции в Крымском мединституте. Его доклады в Хирургическом обществе на двух съездах врачей имели большой успех. Но это многим не понравилось, ему ясно дали понять, что делать доклады в архиерейском виде он больше не должен. Так он совсем перестает бывать в хирургическом обществе. 

«Очерки гнойной хирургии», были написаны по наблюдениям предшествовавших 30 лет (1916—1946), когда отсутствовали антибиотики и основным методом лечения флегмон являлся хирургический радикализм, обеспечивающий удаление гнойных масс и дренаж раны. Анатомический анализ фасциально-клетчаточных щелей, основа которого была заложена ещеН. И. Пироговым, остается руководящим принципом в распознавании путей распространения гнойных процессов в клетчатке, возможных их осложнений и выбора разрезов для дренирования гнойников. Хотя частота этих заболеваний значительно снизилась в результате внедрения в практику антибиотиков и хорошей организации медицинского обслуживания населения, однако флегмоны клетчаточных пространств занимают еще видное место в инвалидизации больных. Поэтому в наше время к анатомическому анализу должны предъявляться более высокие требования, чем в период земской медицины, из которой черпал свои наблюдения Войно-Ясенецкий. 

 

Достижения в богословии. Требования примирения науки и религии 

За годы священства Лука произнёс 1250 проповедей, из которых 750 записано. 

Написал двухтомный трактат, где обосновывал единство науки и религии. Утверждал, что открытия, сделанные в конце XIX - начале XX векадоказывают неисчерпаемость наших представлений о жизни и позволяют пересмотреть многие идей естествознания. В первом — «Дух, душа и тело» он рассматривал движения, соединения и свойства элементарых частиц в человеческом организме, обосновывая, что они могут составлять человеческую душу: 

Невидимая глазом часть солнечного спектра составляет 34 %. И только весьма незначительная часть из этих 34 % — ультракрасные, ультрафиолетовые, инфракрасные лучи — исследована, и поняты те формы, которые лежат в их основе. Но что можно возразить против предположения, даже уверенности в том, что за многочисленными фраунгоферовыми линиями скрывается много тайн, неведомых нам форм энергии, может быть, еще более тонких, чем электрическая энергия? 

 

"Дух, душа и тело" 

Утверждал, что душа человека находится в сердце: 

"Никому не известны центры радости и печали, гнева и страха, эстетического и религиозного чувства. Хотя от всех органов чувств и всех вообще органов тела направляются вмозг и оканчиваются в клетках его сенсорных центров все чувствительные нервные волокна, но они несут только ощущения зрительные и слуховые, обонятельные и вкусовые, тактильные и термические, локомоторные и многие другие. Но это только ощущения. А не делать различий между ощущениями и чувствами значит впадать в самую глубокую психологическую ошибку. "

Автор приводит примеры передачи духовной энергии от человека к человеку (врач и больной, мать и ребенок, единение симпатий или гнева в театре, парламенте, "дух толпы", поток храбрости и отваги) и спрашивает: "Что же это, как не духовная энергия любви?" .Войно-Ясенецкого не удовлетворяет объяснение памяти теорией молекулярных следов в мозговых клетках и ассоциативных волокнах. Он убежден, что "кроме мозга должен быть и другой, гораздо более важный и могучий субстрат памяти". Таковым он считает "дух человеческий, в котором навеки отпечатываются все наши психофизические акты. Для проявления духа нет никаких норм времени, не нужна никакая последовательность и причинная связь воспроизведения в памяти пережитого, необходимая для функции мозга".Считая, что "мир имеет свое начало в любви Божией" и людям дан закон "Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный", Войно-Ясенецкий убежден, что должна быть дана и возможность осуществления этой заповеди, бесконечного совершенствования духа — вечное бессмертие. Подтверждал это многочисленными ссылками на Священное Писание. 

Второй трактат на эту тему — «Наука и религия» — был опубликован только в 2000 году. Там профессор отстаивал теологическую теорию создания мира, обличал субъективизм человеческого познания: 

Вообще, мы не видим предметы, как они есть, а усматриваем их согласно личному углу зрения, из которого их наблюдаем. Тем более мы не можем постигнуть своими научно-познавательными способностями то, что за вещами, то есть их сущности, а еще более — Первосущность, то есть Бога. Уже потому наука не может отвергать бытие Бога, ибо эта тема лежит вне ее компетенции, как и вся область сущностей.

 

"Наука и религия" 

Выступал в защиту христианских и Евангельских ценнностей, обличал антихристианские мифы: 

"Иногда говорят, что христианская мораль будто бы построена на принципе индивидуализма: каждый за себя, один Бог за всех, и что, например, наиболее нравственным является не тот, кто, жертвуя своей жизнью, выносит из горящего дома ребенка, а тот, кто смиренно молится о спасении погибающих, не ударяя палец о палец, чтобы спасти их жизнь. Но ведь как раз все это наоборот." 

Приводил доказательства бытия Христа (Ссылался на Иосифа Флавия, Плиния Младшего, Тацита, Светония), утверждал, что именно вера в Бога помогает науке — в общем, выступал против всех тезисов, господствовавших в советской исторической науке: 

"Так называемый «научный» атеизм действительно противоречит религии, но он есть лишь предположение некоторых образованных людей, недоказанное и недоказуемое. Попытка атеистов доказать недоказуемое невольно наводит на воспоминание стихов Пушкина: Художник-варвар кистью сонной Картину гения чернит И свой рисунок беззаконный Над ним бессмысленно чертит." 

В этой работе он постоянно приводил религиозные высказывания Сократа, Ньютона, Канта, Гёте, Пастера, Владимира Соловьёва, Пушкина, Чехова, Репина и других известных людей. 

 
 

Сайт Президента РБ   Сайт Министерства здравоохранения РБ  Сайт Управления здравоохранения Гомельского облисполкома  Сайт Речицкого райисполкома  
Сайт Федерации профсоюзов РБ Сайт Здоровые люди Сайт Гомельской обл. организации Белорусского профсоюза работников здравоохранения
Сайт БелМАПО     Сайт БГМУ     Сайт УО Мозырский государственный медицинский колледж      Сайт УО Гомельский государственный медицинский колледж   
счетчик посещений