Поиск по сайту

Опрос

Владеете ли Вы информацией о платных услугах, предоставляемых Речицкой ЦРБ? Если Да - откуда узнали?
 
Архиепископ Лука: биография
Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), исповедник, архиепископ Красноярский и Крымский (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий; 27 апреля (9 мая) 1877, Керчь — 11 июня 1961, Симферополь) — профессор медицины и духовный писатель, епископ Русской православной церкви; с апреля 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский. Лауреат Сталинской премии первой степени (1946). 

Канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания в 2000 году; память — 29 мая по юлианскому календарю. 

 

 

Биография

 

Светская жизнь 

Родился 27 апреля (9 мая) 1877 года в Керчи, в семье провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого (по некоторым данным, до 1929 года двойная фамилия Валентина Феликсовича писалась как Ясенецкий-Войно), который происходил из древнего и знатного, но обедневшего польского дворянского рода и был набожным римо-католиком. Мать была православной, творила дела милосердия. Как писал святитель в своих мемуарах, религиозность он унаследовал от отца. Будущий священник некоторое время увлекалсятолстовством, писал графу с просьбой повлиять на свою мать, пытавшуюся вернуть его к официальному православию, предлагал уехать вЯсную Поляну. После прочтения запрещённой в России книги Толстого "В чём моя вера" разочаровался в толстовстве. Тем не менее, он сохранил некоторые толстовско-народнические идеи. 

После окончания гимназии при выборе жизненного пути колебался между медициной и рисованием. Подавал документы в Академию Художеств, но, поколебавшись, решил выбрать медицину как более полезную обществу. Пытался поступить в Киевский университет на медицинский факультет, но не прошёл. Ему предлагали пойти на естественный факультет, но он предпочёл юридический (так как никогда не любил ни биологию, ни химию, предпочитал им гуманитарные науки). Проучившись год, покинул университет и учился живописи вМюнхене в частной школе профессора Книрра. После возвращения в Киев рисовал с натуры простой народ. Наблюдая его страдания: нищету, бедность, болезни, - окончательно решил стать врачом, чтобы приносить пользу обществу. 

В 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета. Учился прекрасно, был старостой группы, особенно преуспевал в изучении анатомии: "Умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии… Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии". 

По окончании его в годы Русско-японской войны работал хирургом в составе медицинского отряда Красного Креста в военном госпитале вЧите, где женился на медсестре Киевского военного госпиталя Анне Васильевне Ланской — дочери управляющего поместьем наУкраине. У них было четверо детей. 

Им двигала толстовская идея народничества: стать земским, "мужицким" врачом. Работал хирургом в городе Ардатов Симбирской губернии, в селе Верхний Любаж Фатежского уездаКурской губернии, в городе Фатеж, с 1910 года — в Переславле-Залесском. Во время этой работы заинтересовался проблемой обезболивания при операциях. Прочёл книгу немецкого хирурга Генриха Брауна "Местная анестезия, ее научное обоснование и практические применения". После чего отправился для сбора материалов в Москву к известному учёному, основателю журнала "Хирургия" Петру Ивановичу Дьяконову. Тот позволил Войно-Ясенецкому трудиться в Институте топографической анатомии. Валентин Феликсович препарировал, оттачивая технику регионарной анестезии, несколько месяцев и параллельно изучал французский язык. 

В 1915 году издал в Санкт-Петербурге книгу "Регионарная анестезия" с собственными иллюстрациями. На смену прежним способам слойного пропитывания анестезирующим раствором всего, что надо резать, пришла новая, изящная и привлекательная методика местной анестезии, в основу которой легла глубоко рациональная идея прервать проводимость нервов, по которым передается болевая чувствительность из области, подлежащей операции. В 1916 году Валентин Феликсович защитил эту работу как диссертацию и получил степень доктора медицины. Однако книгу издали таким низким тиражом, что у автора не нашлось даже экземпляра для отправки вВаршавский университет, где он мог бы получить за неё премию. 

Продолжил практическую хирургию в селе Романовка Саратовской губернии, а затем в Переславль-Залесском, где делал сложнейшие операции на желчных путях, желудках, кишечниках, почках и даже на сердце и мозге. Занимался и глазными операциями, возвращал зрение слепым. Именно в Переяславле он задумал книгу "Очерки гнойной хирургии". В Феодоровском женском монастыре, где Валентин Феликсович был врачом, до сего дня чтится память его. Монастырская деловая переписка неожиданно приоткрывает ещё одну сторону деятельности врача-бессребренника, которую Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий не посчитал нужным упомянуть в своих записях.

Приведем полностью два письма, где упоминается имя доктора Ясенецкого-Войно (по принятому тогда написанию):

"Глубокоуважаемая матушка Евгения! 

Так как фактически врачом Феодоровского монастыря состоит Ясенецкий-Войно, я же по-видимому числюсь только на бумаге, то я считая для себя такой порядок вещей оскорбительным, отказываюсь от звания врача Феодоровского монастыря; о каковом своем решении и спешу Вас уведомить. Примите уверение в моем совершенном к Вам уважении. 

Врач… 30. 12. 1911 г. " 

"Во Владимирское Врачебное отделение Губернского правления. 

Сим честь имею покорнейше уведомить: Врач Н… оставил службу при вверенном моему смотрению Феодоровском монастыре в начале февраля, а с оставлением службы врачом Н…, всё время подает медицинскую помощь врач Валентин Феликсович Ясенецкий-Войно. При большом количестве живущих сестер, равно и членам семейств священнослужителей, необходима врачебная помощь и, видя эту нужду монастыря, врач Ясенецкий-Войно и подал мне письменное заявление 10 марта полагать свои труды безвозмездно. 

Феодоровского девича монастыря игумения Евгения." 

Принятие решения о безвозмездной врачебной помощи не могло быть случайным шагом со стороны молодого земского врача. Матушка игумения не нашла бы возможным принять подобную помощь от молодого человека, не убедившись прежде, что это желание исходит из глубоких духовных мотивов. Личность почтенной старицы могла произвести сильное впечатление на будущего исповедника веры. Его мог привлекать монастырь и неповторимый дух старинной обители.

 

Начало пастырской деятельности 

С марта 1917 года — главный врач городской больницы Ташкента. В Ташкенте он был поражён религиозностью местного населения и стал посещать церковь. Вёл активную хирургическую практику и способствовал основанию Туркестанского Университета, где возглавил кафедру оперативной хирургии . В октябре 1919 года в возрасте 38 лет Анна Васильевна скончалась. Валентин Феликсович тяжело переживал кончину своей верной подруги, считая, что эта смерть была угодна Богу. После этого его религиозные взгляды укрепились: 

"Неожиданно для всех, прежде чем начать операцию, Войно-Ясенецкий перекрестился, перекрестил ассистента, операционную сестру и больного. В последнее время он это делал всегда, вне зависимости от национальности и вероисповедания пациента. Однажды после крестного знамения больной — по национальности татарин — сказал хирургу: "Я ведь мусульманин. Зачем же Вы меня крестите?" Последовал ответ: "Хоть религии разные, а Бог один. Под Богом все едины"

 

Две грани одной судьбы 

В январе 1920 года состоялся епархиальный съезд духовенства, куда его пригласили как деятельного прихожанина и уважаемого в городе человека. На этом съезде епископ Иннокентий предложил ему стать священником, на что Валентин Феликсович согласился. Он повесил в операционной икону и стал приходить на работу в рясе, несмотря на неудовольство многих коллег и студентов. В Сретение (15 февраля) 1921 года был рукоположён в диакона, а чрез неделю — в пресвитера епископом Ташкентским и Туркестанским Иннокентием (Пустынским). Летом 1921 года ему пришлось публично выступить в суде, защищая профессора П. П. Ситковского и его коллег от выдвинутого властями обвинения во "вредительстве". 

Весной 1923 года в Туркестанской епархии бо́льшая часть духовенства и храмов признали власть обновленческого Синода (епархия перешла под управление обновленческого епископаНиколая (Коблова)); архиепископ Иннокентий после ареста ряда "староцерковных" священнослужителей самовольно покинул епархию. Отец Валентин оставался верным сторонником патриарха Тихона, и было принято решение сделать его новым епископом. В мае 1923 года протоиерей Валентин Войно-Ясенецкий был тайно в своей спальне пострижен в монашествоссыльным епископом Андреем (Ухтомским), имевшим благословение от Патриарха Тихона самому избирать кандидатов для епископской хиротонии, с именем святого апостола Луки (по преданию, также врача и художника). 

31 мая 1923 года, по поручению епископа Андрея (Ухтомского), будучи лишь иеромонахом был тайно рукоположён во епископа в Пенджикенте двумя ссыльным епископами: БолховскимДаниилом (Троицким) и Суздальским Василием (Зуммером); спустя неделю был арестован по обвинению в связях с оренбургскими казаками-белогвардейцами и шпионаже в пользуВеликобритании через турецкую границу.

 

Ссылка 

Свое отношение к Советской власти Валентин Феликсович выразил в одном из дальнейших писем: 

"На допросе чекист спрашивал меня о моих политических взглядах и о моем отношении к Советской власти. Услышав, что я всегда был демократом, он поставил вопрос ребром: "Так кто Вы — друг или враг наш?" Я ответил: "И друг и враг. Если бы я не был христианином, то, вероятно, стал бы коммунистом. Но Вы возглавили гонение нахристианство, и поэтому, конечно, я не друг Ваш". 

На рассмотрение дела епископа Луку направили в Москву. Там он во время рассмотрения дела дважды встречался с патриархом Тихоном, и тот подтвердил его право заниматься медициной. Находился в Бутырской тюрьме, затем в Таганской. В конце года сформировали этап и отправили в Енисейск. Владыка отказывался входить в тамошние храмы, занятые живоцерковниками, и совершал богослужения прямо у себя на квартире. В Енисейске он также работал в местной больнице, славясь врачебным мастерством. 

Узнав о 75-летнем юбилее великого физиолога, академика Ивана Петровича Павлова, ссыльный профессор посылает ему 28 августа 1925 года поздравительную телеграмму.

Сохранился полный текст ответной телеграммы Павлова Войно-Ясенецкому: 

"Ваше преосвященство и дорогой товарищ! Глубоко тронут Вашим теплым приветствием и приношу за него сердечную благодарность. В тяжелое время, полное неотступной скорби для думающих и чувствующих по-человечески, остается одна опора — исполнение по мере сил принятого на себя долга. Всей душой сочувствую Вам в Вашем мученичестве. Искренне преданный Вам Иван Павлов". 

Да — сложилась необычная ситуация: архиепископ Лука находится в ссылке в Красноярском крае, а идеи профессора-хирурга В. Ф. Войно-Ясенецкого распространяются не только в Советском Союзе, но и за рубежом. В 1923 году в немецком медицинском журнале "Deutsch Zeitschrift" публикуется его статья о новом методе перевязки артерии при удалении селезенки (англ.)русск., а в 1924-м в "Вестнике хирургии" — сообщение о хороших результатах раннего хирургического лечения гнойных процессов крупных суставов. 

Последовала ссылка — в Туруханск, где Владыка опять продолжал врачебную и пастырскую деятельность. ГПУ отправило его в деревню Плахино между Игаркой и Дудинкой. Но по требованиям жителей Туруханска профессора Войно-Ясенецкого пришлось вернуть в местную больницу. В январе 1926 года ссылка кончилась, и епископ Лука вернулся в Ташкент. 

После возвращения владыка был лишен права заниматься преподавательской деятельностью. Митрополит Сергий пытался его перевести то в Рыльск, то в Елец, то в Ижевск (видимо, по указаниям сверху). Оснью 1927 года Лука около месяца был епископом Елецким и викарием Oрловской губернии. Затем, по совету митрополита Арсения епископ Лука подал прошение об увольнении на покой. По воскресным и праздничным дням служил в церкви, а дома принимал больных. 6 мая 1930 года был снова арестован по обвинению в убийстве профессораМихайловского и этапирован в Архангельск. Там он открыл новый метод лечения гнойных ран, ставший сенсацией. Святителя вызывали в Ленинград и лично Киров уговаривал его снять рясу. Но владыка отказался и был возвращён в ссылку. Освобождён в мае 1933 года. 

В Москву он приехал лишь в конце ноября и сразу же явился в канцелярию Местоблюстителя митрополита Сергия. Сам Владыка так вспоминал об этом: "Его секретарь спросил меня, не хочу ли я занять одну из свободных архиерейских кафедр". Но истосковавшемуся в ссылке по настоящей работе профессору хотелось основать Институт гнойной хирургии, хотелось передать громадный врачебный опыт. Весной 1934 года, Войно-Ясенецкий возвращается в Ташкент, а затем переезжает в Андижан, где оперирует, читает лекции, руководит отделением Института неотложной помощи. Здесь он заболевает лихорадкой папатачи, грозящей потерей зрения (осложнение дало отслойку сетчатки левого глаза). Две операции на левом глазу не принесли результата, владыка слепнет на один глаз. 

Осенью 1934 года издал монографию "Очерки гнойной хирургии", которая приобрела мировую известность. Несколько лет профессор Войно-Ясенецкий возглавлял главную операционную в Институте неотложной помощи Ташкента. 24 июля 1937 года арестован в третий раз по обвинению в создании "Контрреволюционной церковно-монашеской организации", ставившей целью свержение Советской власти и восстановление капитализма. По этому делу также проходили архиепископ Ташкентский и среднеазиатский Борис (Шипулин), архимандритВалентин (Ляходский) и многие другие священники. В тюрьме владыку допрашивают методом "конвейера" (13 суток без сна) с требованием подписать протоколы-доносы на невиновных. Епископ объявляет голодовку, продлившуюся 18 суток, но ложного признания не подписывает. Валентин Феликсович был приговорён к пяти годам ссылки в Красноярский край (а архиепископ Борис (Шипулин), подписавший признание и ложно оговоривший владыку Луку, был расстрелян). 

С марта 1940-го работает хирургом в ссылке в районной больнице в Большой Мурте, что в 110 километрах от Красноярска (местная церковь взорвана, и владыка молился в роще). В началеВеликой Отечественной войны отправил телеграммму председателю президиума Верховного совета СССР Михаилу Калинину: 

"Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука". 

С октября 1941 года — консультант всех госпиталей Красноярского края и главный хирург эвакогоспиталя, делал самые сложные операции на ранах с нагноениями (в красноярской школе № 10, где располагался один из госпиталей, в 2005 году открыт музей).

 

Служение на Красноярской кафедре 

27 декабря 1942 года состоялось определение Московской Патриархии: "Преосвященному архиепископу Луке (Войно-Ясенецкому), не отрывая его от работы в военных госпиталях по его специальности, поручить управление Красноярской епархией с титулом архиепископа Красноярского". Добился восстановления одной маленькой церкви в предместье Николаевка (5-7 километров от Красноярска). В связи с этим и практически с отсутствием священников за год Владыка служил всенощную только в большие праздники и вечерние службы Страстной седмицы, а перед обычными воскресными службами вычитывал всенощную дома или в госпитале. Со всей епархии ему слали ходатайства о восстановлении церквей. Архиепископ отправлял их в Москву, но ответа не получал. 

В сентябре 1943 года состоялись выборы Патриарха, на которых присутствовал и владыка Лука. Однако, вскоре он отказался участвовать в деятельности Синода, чтобы успевать прооперировать большее число раненых. В дальнейшем стал просить о переводе в Европейскую часть СССР, мотивируя это ухудшающимся здоровьем в условиях сибирского климата. Местная администрация не хотела его отпускать, пыталась улучшить его условия — поселило в лучшую квартиру, открыла маленькую церковь в пригороде Красноярска, доставляло новейшую медицинскую литературу, в том числе на иностранных языках. В конце 1943 года опубликовал второе издание "Очерков гнойной хирургии", а в 1944 году — монографию "О течении хронической эмпиемы и хондратах" и книгу "Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов", за которые ему была присуждена Сталинская премия первой степени. Слава о великом хирурге растёт, о нём уже пишут в США.

 

Служение на Тамбовской кафедре 

В феврале 1944 года Военный госпиталь переехал в Тамбов, и Лука возглавил Тамбовскую кафедру, где владыка занимался вопросом восстановления храмов и добился успеха: к началу 1946 года было открыто 24 прихода 4 мая 1944 года во время беседы в Совете по делам Русской православной церкви при СНК СССР Патриарха Сергия с председателем СоветаКарповым, Патриарх поднял вопрос о возможности его перемещения на Тульскую епархию, мотивировал такую необходимость болезнью архиепископа Луки (малярия); в свою очередь, Карпов "ознакомил Сергия с рядом неправильных притязаний со стороны архиепископа Луки, неправильных его действий и выпадов". В служебной записке наркому здравоохранения РСФСР Андрею Третьякову от 10 мая 1944 года Карпов, указывая на ряд допущенных архиепископом Лукой поступков, "нарушающих законы СССР" (повесил икону в хирургическом отделении эвакогоспиталя № 1414 в Тамбове, совершал религиозные обряды в служебном помещении госпиталя перед проведением операций; 19 марта явился на межобластное совещание врачей эвакогоспиталей одетым в архиерейское облачение, сел за председательский стол и в этом же облачении сделал доклад по хирургии и другое), указывал наркому, что "Облздравотдел (г. Тамбов) должен был сделать соответствующее предупреждение профессору Войно-Ясенецкому и не допускать противозаконных действий, изложенных в настоящем письме." 

Добился восстановления Покровской церкви в Тамбове. Пользовался большим уважением среди прихожан, которые не забывали владыку даже после его перевода в Крым. 

В феврале 1945 года награждён патриархом Алексием I правом ношения на клобуке бриллиантового креста. Пишет книгу "Дух, душа и тело".

 

Служение на Крымской кафедре 

5 апреля 1946 года Патриарх Алексий подписал указ о переводе архиепископа Луки в Симферополь. Там архиепископ открыто вступал к конфликты с местным уполномоченным по делам религии; также наказывал священников за любую халатность на богослужении и боролся с уклонением прихожан от выполнения церковных таинств . Активно вёл проповеди (в 1959 году Патриарх Алексий предлагал присвоить архиепископу Луке степень доктора богословия). 

За книги "Очерки гнойной хирургии" (1943) и "Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов" (1944) в 1946 годуудостоен Сталинской премии первой степени (200 000 рублей), 130 000 рублей из которой пожертвовал детским домам. 

Продолжал оказывать медицинскую помощь, несмотря на ухудшавшееся здоровье. Больных профессор принимал на дому, помогая всем, но требуя молиться и ходить в церковь. Некоторым больным владыка приказывал лечиться только молитвой — и больные выздоравливали. 

В эти годы Войно-Ясенецкий не стоял в стороне от общественно-политической жизни. Уже в 1946 году он активно выступает как борец за мир, национально-освободительное движение колониальных народов. В 1950 году в статье "Защитим мир служением добру" он писал: 

"Не могут быть христиане и на стороне колониальных держав, творящих кровавую неправду в Индонезии, Вьетнаме, Малайе, поддерживающих ужасы фашизма в Греции, Испании, насилующих волю народа в Южной Корее, не могут называться христианами те, кто враждует против демократического строя, осуществляющего… элементарные требования справедливости." 

В 1955 году ослеп полностью, что вынудило его оставить хирургию. С 1957 года диктует мемуары. В постсоветское время вышла автобиографическая книга "Я полюбил страдание…". 

Умер 11 июня 1961 года в воскресенье, в день Всех святых, в земле Российской просиявших.

 

На надгробии была высечена надпись: 

Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий 

18(27).IY.77 — 19(11).YI.61 

Доктор медицины, профессор хирургии, лауреат. 

 

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) был похоронен на Первом Симферопольском кладбище, справа от храма Всех святых г. Симферополя. После канонизации Православной Церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских (22 ноября 1995 года), его мощи были перенесены в Свято-Троицкий Собор (17-20 марта 1996 года). Прежняя могила св. Луки также почитаема верующими.

 

Дети 

Все дети профессора пошли по его стопам и стали медиками: Михаил и Валентин стали докторами медицинских наук; Алексей — доктором биологических наук; Елена — врачом-эпидемиологом. Внуки и правнуки тоже стали учёными (например, Владимир Лисичкин — академик РАЕН). Стоит отметить, что святитель никогда (даже после принятия епископского сана) не пытался приобщить их к религии, считая, что вера в Богa — личное дело каждого.

 

 
 

Сайт Президента РБ   Сайт Министерства здравоохранения РБ  Сайт Управления здравоохранения Гомельского облисполкома  Сайт Речицкого райисполкома  
Сайт Федерации профсоюзов РБ Сайт Здоровые люди Сайт Гомельской обл. организации Белорусского профсоюза работников здравоохранения
Сайт БелМАПО     Сайт БГМУ     Сайт УО Мозырский государственный медицинский колледж      Сайт УО Гомельский государственный медицинский колледж
счетчик посещений