Поиск по сайту

Опрос

Владеете ли Вы информацией о платных услугах, предоставляемых Речицкой ЦРБ? Если Да - откуда узнали?
 
Ветеран войны Валентина Луценко: Завидный возраст — за 90, достичь его не так-то просто… PDF Печать
03.08.2015 15:32

Автор: З.Кисина, «Медвестник»

 

Ветеран войны Валентина Луценко: Завидный возраст — за 90, достичь его не так-то просто…

Секрет активного долголетия: не сдаваться, любить жизнь, делать добро.

Фото: Евгения Креча, "МВ"

 

Модный костюм, кокетливая шляпка, изящная сумочка, со вкусом подобранные украшения; даже трость придает облику своеобразный шарм… Что еще нужно женщине в 92 года? Как и в молодости — удивлять, нравиться. Валентине Михайловне Луценко это удается в полной мере.

 Оптимизм, задорный блеск глаз, живость ума, великолепная память. Юным даст фору. Трудно поверить, что эта элегантная дама прошла всю войну, но орденская планка на жакете — тому свидетельство…

Этот снимок фотокор «Медвестника» сделал на юбилее Речицкой ЦРБ, отметившей недавно 190-летие. Валентина Луценко многие годы работала здесь медсестрой: сначала в городской больнице № 2, а последние 17 лет перед уходом на пенсию — в детской поликлинике.

— Следую девизу: «Не сдаваться, любить жизнь, делать добро», — раскрывает она секрет активного долголетия.

 

«Вижу дымные сны…»

Трудностей и испытаний в ее судьбе хватило с лихвой.

Бывшего военфельдшера медсанбата Валентину Скляренко (девичья фамилия), как и фронтовую медсестру, поэта Юлию Друнину, 70 лет мирной жизни так и не сумели «возвратить из Войны»… Пережитое — в сердце! Горькой памятью. Острой болью потерь. Полными страданий глазами смертельно раненых солдат, которых даже асы военно-полевой хирургии не могли спасти. Леденящим холодом суровой зимы 1942 года на Калининском фронте. Окоченевшими трупами погибших, которым промерзшая земля не могла дать последнее пристанище…

* * *

…Диплом об окончании Прилукской фельдшерско-акушерской школы Валя получила 25 июня 1941 года и сразу же встала на воинский учет. А 3 июля, не дожидаясь повестки, пришла в военкомат проситься на фронт.

Девушку направили в Харьков, где формировался санитарный эшелон. Раненых привозили из медсанбатов, грузили в товарные вагоны. В один из них назначили старшей Валентину.

— Когда я первый раз увидела пострадавших, с надеждой смотревших на меня, не выдержала — расплакалась, — Валентина Михайловна как будто заново переживает события далекого прошлого. — Подошла к солдатику (надо было поменять повязку) — руки дрожат, лихорадочно вспоминаю учебную картинку: «шапка Гиппократа» накладывается при ранениях теменной части головы, — а он… улыбается. Справилась. Сколько потом за всю войну таких «шапочек» сделала — не сосчитать, а эту помню, словно вчера было. В соседнем вагоне — операционная, но не всем врачи смогли помочь, бойцы умирали — чаще всего от ранений в живот.

Больше 2 недель санитарный эшелон двигался на Урал. В Свердловске раненых забрали в госпиталь, а нас отправили в Чебаркуль, где формировались 373-я стрелковая дивизия и наш 453-й отдельный медико-санитарный батальон. Здесь приняла присягу; как военфельдшер носила 2 кубика на петлицах.

Из Чебаркуля уехали на Калининский фронт — разгрузились на станции Торжок и отправились под Ржев, где шли кровопролитные бои.

 

Бывшая медсестра детской поликлиники Валентина Луценко (Скляренко), участница ВОВ (208-й стрелковый полк). Февраль 1944 года.

Фото из архива Речицкой ЦРБ.

 

Всем смертям назло

«Здравствуй, милая сестричка, партизанка Валя! Помнишь, как привезли меня с другом Виктором Злотниковым к вам в санитарную землянку? Ты и врач Анна Степановна выхаживали нас после тяжелых ранений, спасли мне ноги, а потом переправили на Большую землю. Я еще долго лечился в госпитале, заново учился ходить…»

Это письмо пришло Валентине Михайловне из Воронежа. Бывший боец партизанского отряда «Ворошиловец» Николай Синцов разыскал свою спасительницу спустя полвека после того, как отгремела война.

В биографии военфельдшера Валентины Скляренко была и партизанская страница.

…7 января 1942 года 373-я стрелковая дивизия в составе 39-й армии Калининского фронта с запада подошла к Ржеву и после нескольких дней ожесточенных сражений совершила прорыв и атаковала Сычёвку.

— Бои шли беспрерывно. 30-градусные морозы; в медсанбате — поток раненых, много обмороженных, — воскрешает в памяти события Валентина Михайловна. — «Тяжелых» отправляли эшелоном в госпиталь, оставшихся лечили. Деревню, где мы разместились, жители покинули. Самые жуткие воспоминания связаны с погибшими солдатами. Рядом с нашим домом был большой старый амбар, куда привозили окоченевшие трупы. Похоронить их не могли — ждали, когда станет легче долбить промерзшую землю…

Боевые действия в районе Сычёвки продолжались до весны. Противник всеми силами удерживал важный опорный пункт, а в начале июля фашисты взяли в кольцо войска 39-й армии. В тылу врага оказался и 453-й медсанбат.

Выход из окружения запомнился Валентине Михайловне растерянностью, парализующим разум страхом. Люди метались в неведении: солдаты, местные жители, пытавшиеся уйти от оккупации. Валентина с медсестрой Катей Лесниченко тоже старались пробиться к своим — примыкали то к одной группе окруженцев, то к другой. И в один из самых, казалось бы, безнадежных дней они набрели на отряд красноармейцев. Валя увидела военврача Анну Степановну — майора медслужбы из своего медсанбата, и старшего политрука 373-й стрелковой дивизии Николая Ивановича Денисова. Девушки воспрянули духом.

— Из собравшихся бойцов, офицеров, местных создали партизанский отряд «Ворошиловец» (командиром стал Николай Денисов), — вспоминает Валентина Михайловна. — Он действовал с начала июля 1942 года по март 1943-го на территории Калининской и Смоленской областей. Для помощи раненым организовали санчасть.

Валентине и Кате пришлось не только лечить партизан — девушек не раз отправляли в разведку.

— Под видом селянок мы выведывали, где находятся фашисты. Однажды Катя с 2 бойцами не успели вернуться в отряд и решили заночевать в деревне, — рассказывает Валентина Луценко. — Местный полицай выдал их; парни погибли в перестрелке, а Катю гитлеровцы повесили. После войны я много лет разыскивала их могилы, но так и не нашла…

В марте 1943 года «Ворошиловец» соединился с частями Красной армии. Валентине радоваться бы, а ее в одночасье свалил сыпной тиф. Больную привезли в госпиталь в Сычёвке. Больше 2 месяцев девушка провела на грани жизни и смерти…

Когда Валентина очнулась, первое, что помнит, — отчаянье: вместо роскошных волос — стрижка наголо. Разрыдалась, но пожилая санитарка успокоила: «Ты, девонька, не жалей; главное, что живой осталась, а косы отрастут».

Выписали Валю — после болезни в чем только душа держится. Тонюсенькая шейка в жестком вороте гимнастерки, на голове — «ежик»…

— Солдаты девушку во мне не видели — за мальчишку принимали, одна радость — не приставали, — улыбается Валентина Михайловна. — После выздоровления направили в 208-й стрелковый полк 3-го Белорусского фронта — продолжать службу в медсанчасти.

…Фронтовые пути-дороги она готова вспоминать часами. Без устали перечисляет даты боевых действий, названия населенных пунктов, подробности пережитых событий. Участвовала в операции «Багратион», в освобождении Минска; потом были Литва, Восточная Пруссия, бои за Кенигсберг… Здесь отпраздновала Победу; удостоена многих боевых наград.

 

«Мы — однолюбы!»

С будущим мужем Григорием Луценко Валентина встретилась в 1944 году. Молодой лейтенант пришел в медсанчасть подлечиться после ранения. Девушка покорила его сердце с первого взгляда. Но вскоре пути разошлись. Григория отправили на офицерскую учебу, а Валентина до февраля 1946 года оставалась в действующей армии. Когда демобилизовали, вернулась на родную Черниговщину — в Прилуки, где жили родители. В семье Скляренко все четверо детей воевали: старшая сестра Валентины Вера, тоже военфельдшер, 2 брата.

С Григорием переписывалась, а потом он приехал в Прилуки и сделал любимой предложение. Увез к месту службы — в Белорусский военный округ, там назначили в Чечерский райвоенкомат. В городском загсе расписались. В 1952 году Григория Антоновича перевели в Речицкий военкомат. Валентина за мужем — как нитка за иголкой. С ее специальностью работа всегда была. Григорий Луценко вышел в отставку в звании подполковника.

— Мы — однолюбы, прожили счастливо 62 года, — говорит Валентина Михайловна. — Семь лет назад мужа не стало. Болезнь его смертельно ранила — так и не смог восстановиться после инсульта. Я его 2,5 года выхаживала, но не спасла.

 

Вишневое варенье

В канун 71-й годовщины освобождения Беларуси от фашистских захватчиков Речицкий райисполком чествовал ветеранов в городском центре культуры: поздравления, искренность и теплота чувств, шампанское... Валентина Луценко не удержалась — выступила с ответной… песней.

— В такие минуты душа поет, — улыбается неугомонная женщина. — Раньше всегда участвовала в художественной самодеятельности Речицкой ЦРБ.

В минувшее воскресенье я позвонила Валентине Михайловне, чтобы справиться о здоровье после праздничных встреч.

Она хоть и бодрится, не подает виду, а такие нагрузки в ее почтенные годы переносить непросто.

В трубке долго звучали длинные гудки. Наконец — знакомый голос: «На кухне хлопочу, звонок плохо слышен. Варенье хочу варить, косточки из вишен вынимаю. На выходные дочка Людмила с младшим внуком Станиславом из Гомеля приезжали. В палисаднике возле дома нарвали ягод. В гости вас приглашаю, чай будем пить…».

Счастливое материнство Валентина Михайловна испытала в 37 лет.

Первая девочка в семье Луценко родилась в конце 1946 года недоношенной и не выжила. Утрату перенесли тяжело, а потом долгих 14 лет детей не было. Зато сейчас Валентина Михайловна дважды счастливая бабушка и дважды — прабабушка: правнуку Валерику 9 лет, правнучке Веронике — меньше 3.

Медиков в семье пока нет (разве что самое младшее поколение профессию продолжит), но Валентина Михайловна понимает: каждый выбирает свою судьбу. Бывший военфельдшер, прошедшая тяжелыми фронтовыми дорогами, великий долг милосердия исполнила до конца…

Дочь Людмила уговаривает маму перебраться к ней в Гомель. Ведь с каждым годом пожилой женщине все тяжелее одной. Здоровье подводит, стало трудно ходить, но Валентина Михайловна не хочет покидать родное гнездо.

— Пока держусь, — не сдается она годам и недугам. — Да и помощница у меня хорошая — соцработник Наташа Кочержук по дому управляется, продукты приносит. Профком и совет ветеранов из нашей Речицкой больницы не забывают, участковый терапевт Наталья Безрукова хворать не дает. А оставить дом, где столько лет с мужем прожили, где все о нем напоминает, нелегко. Да и общественную работу не могу бросить. Поддерживаю связь с военно-патриотическим клубом «Родина» в Смоленске, с ветеранами нашей 373-й стрелковой дивизии, получившей название Миргородской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова; с бывшими партизанами отряда «Ворошиловец». Нас ведь совсем мало осталось, вот и спешим сберечь пережитое, чтобы знали молодые дорогую и горькую цену Победы.

 

 

Фото: Евгения Креча, "МВ"

http://www.medvestnik.by/ru/issues/a_12015.html 

 
 

Сайт Президента РБ   Сайт Министерства здравоохранения РБ  Сайт Управления здравоохранения Гомельского облисполкома  Сайт Речицкого райисполкома  
Сайт Федерации профсоюзов РБ Сайт Здоровые люди Сайт Гомельской обл. организации Белорусского профсоюза работников здравоохранения
Сайт БелМАПО     Сайт БГМУ     Сайт УО Мозырский государственный медицинский колледж      Сайт УО Гомельский государственный медицинский колледж   
счетчик посещений